Спецпроект "Русская дорога". Игорь Молотов: Эта книга пахнет портупеями и сапогами

Недавно писатель Игорь Молотов решил напомнить об обществе «Память». Эта организация или национально-патриотический фронт гремел в конце 80-х – начале 90-х. Молотов написал первую книгу о «Памяти», о её лидере, «воеводе» Дмитрии Васильеве под названием «Чёрная дюжина. Общество смелых».

Сейчас об организации подзабыли, реальность подменена многочисленными мифами о ней, которые создают ярлыки. Организация погромщиков, экстремистов... Ей припоминают скандал в ЦДЛ, в редакции газеты «Московский комсомолец». «Википедия» характеризует её в качестве «русской ультраправой антисемитской монархической организации». «Приличное общество» вспоминает о «Памяти» исключительно в негативном ключе, оперируя многочисленными страшилками.

«ЧВК-инфо» решил узнать, что думает автор о «Памяти», что после нее осталось и куда надо двигаться русскому национал-патриотизму.

- Что побудило написать книгу об обществе "Память"?

- «Память», прежде всего, это символ девяностых. Пестрый, ужасающий чем-то, но искренний. Для меня, как политолога и публициста, конечно встает вопрос об истоках: почему процессы идут именно так, как формировалась современная российская политика, откуда корни национальной и патриотической повестки. Эти корни как раз нужно искать в прошлом, на самом пульсирующем сломе нашей страны. Сейчас можно смеяться над немного наивными идеями Дим Димыча Васильева, черной формой «памятников» из-за которой их называли «ряжеными». Но это все смешно в нынешнее время, но трагично и своевременно в дни вчерашние, когда страна разваливалась буквально на глазах. Васильев и его чернорубашечники были теми немногими, кто открыто стал в противостоянии с младодемократами, той ублюдочной порослью, сформированной новыми тенденциями.

Я начал разбираться – кто они, что хотел этот Васильев, почему он сам отказался заниматься политикой. Для меня было открытием – но ни одного внятного упоминания, исследования феномена «Памяти» просто не оказалась – его не было. Как не было и никаких воспоминаний охватывающих формирование национально-патриотического тренда в нашей стране. Так что идея написать труд о «Памяти» была на поверхности. Окончательное решение я принял после того, как уехал гостить к моему старшему товарищу Александру Баркашову. Баркашов корил меня, мол, Молотов, кому-то это все-таки нужно. Раз кому-то – это нужно – пожалуйста. Книгу «Черную дюжину. Общество Смелых" выпустил смелый издатель «Центрполиграфа» Дарима Хвостова. Так что, книга, я считаю в полной мере удалась, идея реализована, исторический пробел восполнен.

- Есть ли разница между медийными образами известных националистов (с которыми общался по ходу написания книги) и реальными людьми?

- Сами «памятники» уже довольно пожилые люди – ведь общество зародилось еще в середине восьмидесятых. Качественно от все отличается – Александр Петрович Баркашов, лидер РНЕ, самый знаменитый выходец из «Памяти». Некогда могущественный вождь чернорубашечников теперь живет в отдалении в деревни за сотни километров от Москвы. Отличается ли он от своего медийного образа? Баркашов производит довольно сильное впечатление – он энергичен, умен, довольно крут в общении, но это – его баркашовский стиль. Я неплохо знаком и с ним, и с его уже взрослыми детьми. Со старшим – Сергеем - мы вообще в приятельских отношениях. Он определенно пошел в отца. Даже скажу круче  - во время разговоров с Александром Петровичем формируется впечатление, что как раз  ты и говоришь с отцом. Такой крутой отец-фашист (смеется)

Что касается второй волны русских националистов, лидеры которых Поткин-Белов и Демушкин, находятся под следствием, то они вполне респектабельны, по-своему деловые люди, мало похожие на первых вождей –того же Баркашова или Васильева. Но тут надо сказать, что и их время безвозратно проходит: вспыхнув в середине нулевых они не смогли приспособится к новому времени, в котором главным националистом стал Владимир Путин с этим вот великолепным присоединением Крыма и русскими истребителями в небе Сирии. Это в большей степени касается Александра Белова и его брата. Демушкин в этом вопросе был более осмотрительным. «Бородатый гунн» кто-то сказал. Кстати, Дмитрий наиболее симпатичный персонаж второй волны, с кем меня также связывают теплые отношения. А образ, ну х…ня  все этот образ: мы сами делаем новости.

- Вообще, почему у общества "Память" получилась непростая политическая судьба?

- Совершенно нормальная и… закономерная на самом деле. Ведь цель «Памяти» как раз были не в том, чтобы взять власть, а в том, чтобы сохранить русского человека как феномен. Русского не в плане крови или еще какой-то чепухи, а русского Достоевского, русского, который с Христом и Есениным, русского, который как Толстой проигрывал в карты деревеньки – и русского, который как раз жил в этих деревеньках. Это ничего не имело общего там с какой-то «правой» идеей, с расизмом. Даже антисемит Васильев был такого пушкинского типа, сказачно-былинного. Ну кто это в серьез воспринимал? Есть менее популярный лидер правых Иванов Сухаревский – так он все правильно сказал: «Васильев отказывался заниматься политикой, хотя мы все ждали, что он возьмет власть». Там ничего ждать не надо было. Время от времени Васильев грозил Ельцину, но оставался человеком президента. Что это значит? Сейчас бы он был с Путиным.

Смысл «Памяти» был выжить в государственном кораблекрушении. Васильев с этой задачей справился, а кто хотел прямого действия покидали уютную шинель Дим Димыча и создавали свои организации. Скажу больше – все организация национально-патриотической направленности вышли из «Памяти». Кстати очень важный момент – Баркашов, которого не раз обвиняли в расколе «Памяти» вышел из нее и создал РНЕ по договоренности с Васильевым. Это все есть в книге.

- Так в чем причина появления множества организаций с таким названием?

- Ну это смешно. В конце восьмидесятых Васильев оставался монополистом национально-патриотического сегмента в политике – других организаций просто не существовало – РНЕ появится в начале 90-х. До этого времени была большая опасность, что «памятники» выступавшие авангардам станут претендовать на свое место в государстве. На минуточку – уже полным ходом шла перестройка. Васильева пытались запугивать, однажды даже было совершенно покушения – на него напали с ножом. После того, как хитрый Дим Димыч заручился поддержкой Ельцина, тогда молодого перспективного политика с большим общественным весом, то КГБ не имея опыта подавления политического инакомыслия, кроме  использования ледорубов, инспирировало почти десяток организаций с тем же названием! С одной стороны логика понятна – сторонники начнут распылятся в разные «Памяти» и Васильев потеряет монополию, но этого не произошло – харизматик Васильев был определенно талантливой фигурой – к нему тянулись и интеллигенция, и советские рабочие. Остальные кружки «Памяти» встретили холодно.

Для КГБ это был конечно провал! Я прямо спрашивал Баркашова, что из себя представляли эти спойлеры – Баркашов смеялся: они ничего из себя не представляли. Таковы были методы КГБ того времени. Но свою роль, надо признать, они сыграли – один из руководителей нео-«памяти» врач Филимонов принял участие в ликвидации Васильева. Во всяком случае так утверждает близкие соратники главного «памятника». В политическом плане на это можно  не обращать внимание – ни одна из этих так называемых «Памятей» не пережила 1993 год. Кстати говоря, после 93-го взошла политическая звезда уже Баркашова и его эренешников.

- Почему "Память" не смогла встроится в новое время? Дело в людях или не до конца сформированных (или политически оформленных) идеях?

- Потому что не хотела встраиваться. Потому что Васильев не захотел регистрировать партию в 89-м году, а Жириновский зарегистрировал и сделал либерально-демократическую партию японского типа. В книге, кстати, я даю анализ того, какие шансы у Васильева были взять власть, но это именно теоретически, потому что таких целей не стояло. Встраиваться в новое время он также не хотел, ему было это совершенно неинтересно – он выступал до самой смерти с лекциями, писал книгу, которая впрочем так и не вышла, запустил даже первый в российском сегменте патриотический сайт. Васильев оставался таким патриархом страшного «русского фашизма» поучал власть, писал сначала Ельцину, а потом и Путину письма. Интересно, что многие идеи, которые Васильев в них озвучивал впоследствии были реализованы. Крым – это все отголоски «Памяти». Много, что сейчас делает президент это основы заложенные Дмитрием Васильевым. Поэтому он даже где-то опередил время, в отличии от националистов второй волны, многие из которых переродились в национал-сепаратистов.

- Почему у русских националистов до сих пор не появилось мощной политической структуры? Почему прежние попытки создать такую структуру (НДПР, "Родина") заканчивались провалом?

- Впереди паровоза не убежишь. Партии, которые были в девяностых обрушились под тяжестью собственной ветоши, не пережили время. Тут смотреть на спецслужбы не стоит – ельцинское время все-таки была вольница, такая что на полигоне Тимирязевской академии в свое время даже существовал настоящий концлагерь под руководством фюрера Игоря Пирожка. Бойцы-садисты из «легиона вервольф» сгоняли туда бомжей, некоторых убивали, просто так, для забавы. Вообще биография Пирожка очень поучительна – получив срок за организацию преступное сообщество предприимчивый одессит схватил еще несколько лет уже в тюрьме за продажу наркотиков, после освобождения крутился возле партии «Великая Россия» бывшего депутата Госдумы Андрея Савельева. Потом случился госпереворот на Украине и вуаля – Пирожок теперь один из региональных лидеров «Правого сектора». Говорят, что ко всему прочему стал п…...сом и педофилом. Вот и таких людей было полным полно в правом движении времен Ельцина.

После появления полковника Путина, который начал с того, что стал беспрерывно утюжить банд-республики на Кавказе (Ичкерию, Имарат), популярность националистов резко упала. Ну что мог тот же генерал Альберт Макашов – генерал без армии, когда энергичный президент стал самым крутым националистом в стране. Ничего. Вот и уехал Макашов под Саратов. Другие интеллектуально подкованные деятели русского национал-патриотического движения сами сошли с политической сцены – самые талантливые, как Александр Севастьянов, стали крупными писателями и теоретиками. Что касается «Родины», то это партия-проект созданная для баланса между с одной стороны «красных» КПРФ и с другой – «коричневых» ЛДПР. Когда надобность в этом пропала – «Родину» удалили и надежно спрятали в роли маргинального «петрушки». Последние выборы в Госдуму это хорошо продемонстрировали.

- В связи с явным провалом «Русского марша» в 2016 году, какие могут быть перспективы у движения русских националистов? В какую сторону им теперь двигаться?

- Довольно яркий и самобытный «Русский марш» безусловно был явлением. В свои лучшие годы он собирал до 25 тысяч участников. Это конечно было неожиданно для властей. Да вообще для всех! «Русский марш» стал таким полигоном, военным смотром сил национал-патриотов. Это был пик активности так называемой второй волны национализма. Но после того, как на Украине был совершен государственный переворот, вторая волна захлебнулась. В этих мутных потоках мы наблюдали русский национал-патриотизм той формации растворился. Был вскрыт внешний фасад национализма за которым оказалась жидкая грязь. То есть ,если первая волна закончила тихо, беззлобным увяданием, то вторая переродилась в звериный, пещерный национал-сепаратизм. Разочарованные сторонники больше не посещают марш – это факт. Кроме того, я бы не стал легкомысленно называть эти процессы провалом, нет, это феномен предательства, который знаком нам по истории создания национальных формирований во время второй мировой войны. Все как с кальки. Васильев бы с этими парнями однозначно не был.

Пути национал-патриотизма так или иначе совпадают с курсом президента России Владимира Путина. Что касается меня лично, то в политике я ястреб, мне мало Крыма, мало авиации в Сирии. Я уверен, что люди истосковались по большой войне. В этих условиях, орденские, почти монашеские, организации по структуре, похожие на «Память», мне представляются наиболее выигрышными. Статус-кво может сохранятся довольно долго, но не надо быть идиотами для которых все что не делает Путин плохо – тогда у них, национал-патриотов, будет шанс. Как это было в прошлом, я уже написал - эта книга пахнет портупеями и сапогами. Самое время все переосмыслить.

Спрашивал редактор "ЧВК-инфо" Евгений Берсенев

"Сбитая" эпоха и ее герои
Игорь Молотов: "Термидор это жестко, но модно"
Спецпроект "Русская дорога". Илья Константинов: Самосознание русских формируется крайне медленно
Спецпроект "Русская дорога". Александр Севастьянов: Русскому движению нужен "генеральный заказчик"
Спецпроект "Русская дорога". Валерий Скурлатов: В истории нет ничего зряшного
От редактора. Спецпроект «Русская дорога». Начало
Комментарии: 0