Из мексиканской экспедиции Иностранного легиона Мексики

Есть предложение прокатиться в Мексику примерно как герои фильма "Великолепная семёрка" - сурово и со стрельбой, пишет Никита Кутенков в социальной сети "В контакте". Памятуя о том, что в местных горах водятся достаточно нервные и резкие ребятки, прихватим с собой кого-нибудь для охраны. Например, представителей "самой побеждающей нации", а чтобы "победители" не очень пугались криков койотов, притянем им компаньонов, благо многие товарищи из-за океана гостили в тех местах в XIX веке. Что делать французу среди кактусов, спросите? Причин гораздо больше чем одна. 

Номинальными целями экспедиции были спасение Мексики от анархии (государство три года революционировало), совершенно случайно к этим благим помыслам прицепились экономические интересы, связанные с отказом этой страны платить по своим векселям. В годы гражданской войны Англия, Франция и Испания предоставили Мексике несколько займов, причем мексиканский долг Англии в шесть раз превышал долг двум последним державам вместе взятым. Интервенция началась даже не смотря на то, что 23 ноября 1861 года мексиканский конгресс аннулировал принятый было мораторий на платежи по внешним долгам. Кроме всего прочего, Наполеону III хотелось укрепить свой престиж (что он там собирался укреплять неизвестно), тем более американцы не готовы были мешать эскападе из-за океана, так как увлеченно занимались грызнёй друг с другом. 

Первыми в Мексике высадились испанские войска, переброшенные с острова Куба. 8 декабря 1861 года они прибыли в порт Веракрус числом около 6000 сабель и штыков, и неспешно так, перманентно впадая в состояние "а у нас сиеста", заняли его без большой пальбы. Не имея сколько-нибудь серьёзных соперников, даже эти ребята на что-то могут сгодиться. 

В января 1862 года там же десантировались закадычные друзья и, по совместительству, соседи по проливу Ла Манш. Французы притащили 2 с полтиной тысячи зуавов и морской пехоты, англичане довольствовались и того меньшим — 800 парней Её Величества королевы Виктории должны были зарешать все вопросы. 

Как водится, начали стороны с переговоров. Разговор был скор, как взмах навахи - мексиканское правительство отвергло условия ультиматумов, вполне справедливо полагая, что пришлые ничего серьёзного предпринять не смогут, а фанатам текилы подсобят родные стены. Как в воду глядели: в Веракрусе началась эпидемия желтой лихорадки. Ясное дело, что оставаться в зараженном портовом городишке в условиях массового скопления народа мог только идиот, или мутант-ведьмак, с иммунитетом к вирусным инфекциям. Войска нужно было выводить в поход. Только одна малюсенькая проблемка мешала пришельцам успешно двинуться к Мехико – они забыли/не успели завести для своего десятитысячного экспедиционного корпуса боеприпасы и конную тягу в количестве, необходимом для успешного марша. 

Союзникам пришлось вновь прибегнуть к переговорам (солдаты продолжали себе помирать). Скукотень какая-то. 9 апреля в Орисабе состоялась конференция трех государств-интервентов о дальнейших действиях. Прогнозируемо договориться не получилось (учитывая историю взаимоотношений трёх стран – вообще не удивительно). В итоге англичане и испанцы свалили из Мексики. Классные союзники. Жаль в Крымскую они действовали иначе. 

Ограниченный контингент французов остался среди кактусов и начал таки горячую фазу локального конфликта. Бои шли с переменным успехом, но в одном направлении - к 1863 году французы заняли Кордову, Пероте и ряд других важных населённых пунктов и даже дважды начинали наступление на Пуэбла-де-лос-Анхелес (а это вам не Мухосранск какой-то – второй город в стране!). С первого наскока Город Ангелов взять не удалось – силы Света остановили наступление демонов с востока при помощи крупнокалиберной магии двух мощных фортов. Тьма откатилась, перегруппировалась и вновь пошла в поход. Во время второго мероприятия и случилась пафосная битва при Камероне, навсегда вошедшая в анналы истории Иностранного легиона и всей Франции, а ныне и в наши архивы войдёт. 

Небольшая историческая справка: 

Иностранный легион - был создан 10 марта 1831 года, королем Луи-Филиппом I. В те времена дела у страны шли не очень хорошо: то монархия накосячит, то революция пронесётся - в государстве творился форменный бардак. Францию наводнили множество двуухих люмпенов, маргиналов, откровенной лимиты и других элементов активно прибывавших со всех сторон (с востока поток усилился после провала восстания 1833 года). То есть ситуёвина с миграцией была примерно схожа с сегодняшней. Король решил разрулить проблемы государства классическим способом – найти внешнего врага и устроить маленькую победоносную войну. Требовалось только небольшую армию снарядить и боевая единица, собранная из бесполезных отморозков, оказалась шикарной идеей, убивающей кучу лишних "зайцев" - читай "безработных ртов", вносящих напряженность в жизнь социума. 

Первым начальником банды иностранцев-голодранцев назначили швейцарца, барона Кристофа Антуана Жака Стоффеля. Аристократ, очевидно, не совсем осознавал, что за ватагу ему поручили. После первого же смотра он в июле 1831 года в ужасе напишет: "Из 26 офицеров свои обязанности могут выполнять только восемь человек. Остальные — отставники. Все они — иностранцы, или те, кто никогда не служил в пехоте. Самое важное сейчас — получить в полк кадровых офицеров, которые говорят по-немецки(!)". Еще хуже дела обстояли с унтер-офицерами — они просто отсутствовали как данность. За неимением лучшего "унтерами" назначают беглых немецких студентов. В те времена, у добровольцев не спрашивали даже имя. Некоторые из "призывников" бежали от правосудия, некоторые - от виселицы. Не было никакого медицинского осмотра. Лишь бы были целы все пальцы на руках и хорошие зубы. Лошадей и то выбирают тщательнее. Само собой не брали совсем уж инвалидов. А так - же слишком худых и слишком толстых. 

Кстати, нужда в немецкоговорящих офицерах не должна удивлять - Легион был сформирован по национальному признаку. В каждой роте говорили на своем родном языке, а команды начальства передавались через переводчиков. 

Несмотря на столь плачевные первичные впечатления, часть показала себя молодцом в тех делах, для которых и создавалась – в войне. Ко всеобщему удивлению, легионеры прекрасно проявили себя в Северной Африке, отличившись совершенной безбашенностью. Терять им было абсолютно не чего, а бежать тупо некуда. 

До экспедиции в Центральную Америку Легион успел поучаствовать в боевых действиях в Алжире, Испании, Италии, а так - же в Крымской войне. Везде проявляя себя достойно. 

Легион прибыл в Мексику 28 марта 1863 года. 2000 человек - 14 рот бойцов, объединённых в два батальона, и отряд музыкального спецназа (в походе без оркестра скучно). 

Добавим немного географии с классической геометрией. Как известно, через две точки можно провести одну прямую. Кусок мексиканской территории от Веракруса до Пуэблы растянется на 220 километров. Еще сотня потом останется до Мехико. И это всё почти строго на запад. 

В начале 1863 года французы во второй раз дошли до Анхелополиса и во второй раз упёрлись в укрепления. 29 апреля из Веракруса вышел обоз с осадным оборудованием и боеприпасами. Охраняли столь ценный груз (а заодно сундуки с денежным довольствием) легионеры из 3-я рота 1-го батальона Иностранного полка. Командовал ротой опытный капитан Жан Данжу, ветеран Легиона, Алжира и Крыма, потерявший левую руку десять лет тому. С ним следовали су-лейтенанты (младше лейтенанта, но старше всех сержантов) Моде и Жан Вилэн. На следующий день рота остановилась для утреннего кофе (а вы думали рекламный слоган про начало утра придумали в компании Nestlе?). Сварить напиток не успели. 

Не то чтобы нападение стало большой неожиданностью – единственная транспортная линия, связывающая главные силы с портом постоянно подвергалась налётам партизан-герильерос. Картины из вестернов, достойные внимания самого Клинта Иствуда, проходили буднично – с громкими криками, погоней, пальбой и редкими трупами. Вот и в тот апрельский денёк визит вооруженных гостей не стал неожиданностью для прожженного вояки Данжу. Собственно говоря, он не стал дожидаться атаки – клубы пыли, поднимаемые всадниками, демаскировали их и информировали капитана о том, что его 65 бойцов окажутся в ОЧЕНЬ неравных условиях. Не желая бодаться с лавиной на голой местности, офицер с пользой тратит имеющееся в его распоряжении время, и караван отступает в последний пройденный им посёлок – Камерон. Даже не посёлок, а полузаброшенное поместье, но там есть хоть какие-то стены и можно попытаться организовать оборону. 

65 воинов формируют каре и, несмотря на всю свою малочисленность, доказывают, что этот тип строя (при наличие у пехоты яиц) отлично работает против лёгкой кавалерии. Пара залпов сбивает наступательный пыл герильерос, а пока две сотни бравых латиносов решают как бы половчее пойти в атаку вновь, легионеры успевают расположиться в стенах Камерона. 

Итак. Почти как в Острове сокровищ – у вашей небольшой ватаги есть форт, но бежать некуда, а за забором очень много лихих головорезов. Правда у героев Стивенсона имелись плюсы – разбежка в силах была не столь велика (мексиканцы имели в том районе до 2000 человек) и порох в достатке. Осажденные в Камероне похвастать такой роскошью не могли: вьючным животным французских парней не очень понравилась пальба и они разбежались. Не все, но убыли именно те, что несли в сумах боеприпасы и провизию. Приятная картина - вы в пекле (температура за 30 градусов), к вам лезут злобные отморозки, а в резервах лишь носимый на себе боезапас и ни глотка воды. Полный ахтунг. 

Но Легион не зря просуществовал почти два столетия. Следующую атаку бойцы встречают криками "Да здравствует император!" и меткой стрельбой. Дверные и оконные проёмы баррикадируются, загнанные в угол люди стойко принимают бой. Наполеон Бонапарт точно оценил бы такое мужество! 

Мексиканский полковник Франсиско де Пауло де Милан предлагает засевшим в поместье храбрецам сдаться. Не знаю, на каком именно языке его послали, но он понял. Капитан Данжу берет с выживших к тому моменту солдат клятву биться до конца. Взбешенные партизаны волнами лезут на приступ, вынуждая осажденных расходовать дефицитный боезапас. Потери в счет не берутся – кто их там, мексиканцев, считает?! 

В полдень Жан Данжу получает таки своё – выживший в Крымскую гибнет от мексиканской пули в каком-то захолустье. Командование берёт на себя су-лейтенант Вилэн. Через два-три часа и он сложит полномочия по той же причине. Легионеры стоят на смерть. 

Только в шесть часов вечера (!) мексиканцы смогли ворваться во двор Камерона. Живописная картина разрушения изобиловала трупами и плохо пахла. Среди столь угнетающего зрелища гостей встретили пять последних защитников склепа под открытым небом. Су-лейтенант Моде, капрал и трое рядовых. И что же дальше? Всё просто - унтер-офицер поднимается на ноги и идет в атаку! 

Моде и пытавшегося его прикрыть своим телом рядового Като изрешетили на месте, но назвать эту бойню победой героических партизан не повернулся язык даже у их командира – полковника де Милана. Думаю для описания степени ох**вания сеньора Франсиско от произошедшего литературных слов будет недостаточно. Ещё более впечатлился господин де Пауло, собиравшийся сохранить жизнь героям, когда трое выживших потребовали отдать им тело командира и оружие. Видимо парни уже прошли предел страха и могли сохранить честь даже на Страшном суде. На том и порешили. 

По подсчетам французов со стороны мексиканцев сражались 1200 всадников и 800 пехотинцев (даже если привирают – масштаб дисбаланса понятен). Их потери только убитыми составили около 200-250 человек. Из 65 легионеров большинство умерло от ран, но девять воинов смогли выкарабкаться с того света. 

К сожалению, деяние, достойное эпичной песни, не смогло повлиять на общий ход конфликта. Позднее гости из Европы побывают и в Пуэбле, и в Мехико, но будут вынуждены бесславно отчалить в родные пенаты в 1866 году. 

Легион же существует по сей день. С другими критериями приема на службу, с другой формой и вооружением, отвечающим духу времени, но это всё та же боевая единица, участвовавшая почти во всех конфликтах, затрагивавших Францию. Самые крупные из них - гражданская война в Алжире, война во Вьетнаме, ну и обе мировые войны, конечно. 

В Иностранном легионе хватало выходцев из разных стран, русскоговорящие так же заглядывали. Чего стоит только имя будущего советского министра обороны товарища Малиновского. Писатель Виктор Финк свои книги так же писал не с чужих рассказов. Пожалуй добавим короткий список любопытных фамилий - в своё время в части служили французский националист Ле Пен, хорватский генерал Анте Готовина, командир спецназа Сербской Добровольческой Гвардии Милорад Улемек, датский принц Оге Розенборгский, кронпринц императорской династии Вьетнама Бао Лонг, князь Монако Луи II, сербский король Пётр I Карагеоргиевич и многие другие. 

День 30 апреля стал Днём славы Иностранного легиона. От подъема и до утреннего построения иерархия в полках полностью меняется. Офицеры и унтер-офицеры делают уборку, моют полы и даже готовят кофе для рядовых. Такова традиция. 

В 1892 году на месте боя воздвигли монумент, на котором значилась надпись: 

"Их было здесь меньше шестидесяти, противостоявших целой армии. Её масса их раздавила. Жизнь скорее, чем храбрость, покинула этих французских солдат 30 апреля 1863". 

Комментарии: 0