"Сбитая" эпоха и ее герои

Удачно подобранные формулировки всегда вызывают уважение. Ибо только чеканные определения позволяют систематизировать груду впечатлений, пустить мысль по проторенной дорожке, подискутировать о данном определении, наконец. Одним словом, заставляют думать.

Писатель и журналист Игорь Молотов подобрал удачную формулировку героям бурных и буйных 90-х - "Сбитые летчики" - и поставил ее в название книги. Она состоит из воспоминаний об этих самых героях — кого постсоветская реальность разметала по разным политическим лагерям, кто, расправив паруса навстречу тому самому ветру перемен, делал нового себя в изменившейся эпохе. Ее выход ожидается в марте 2017-го в издательстве "Центрполиграф".

Описания главных фигурантов политических дел в книге даны через призму личного восприятия, порою личного общения с ними. В этом книга чем-то перекликается с бестселлерами Эдуарда Лимонова - "Священные монстры" и "Книга мертвых". Правда, герои Лимонова не ограничены по времени — тут и советская, и эмигрантская, и постсоветская реальность. У Молотова же (а он, кстати, прекрасно знаком с Лимоновым — тот даже написал бурное предисловие к работе) задача — показать пронесшуюся сквозь личную память, словно шумная монгольская конница, историческую эпоху, показать знаковых персонажей. Понравится или не понравится их выбор автором — дело личного вкуса. Вам не любы использованные краски? - рисуйте своими!

Среди персонажей книги — живые и мертвые. Причем есть как покинувшие этот мир естественной (как Борис Ельцин) и насильственной (как Лев Рохлин) смертью, так и фактически живые, но ушедшие в политическое небытие (Юрий Лужков). К сбитым летчикам автор отнес Геннадия Зюганова и Владимира Жириновского, как бы невзначай сделав вывод о предсмертном состоянии нынешней политической системы и ее оппозиции. И под политическими биографиями "сбитых летчиков" можно подвести жирную черту. Почти под всеми. Исключение составляет, пожалуй, Владислав Сурков, который отошел в тень, но наверняка ждет своего нового часа, чтобы развернуть свой талант и показать новые грани своего политического дарования — ибо поэтическое он уже продемонстрировал.

Возможно, найдутся такие, кто пожелает оспорить политическую гибель Михаила Касьянова (который в книге предстает не в совсем привычном образе — во всяком случае сильно отличается от того персонажа, что подают сегодня с телевизионных экранов), или Григория Явлинского. Автор, кстати, нарисовал возможный альтернативный вариант развития политической биографии этого персонажа, в котором этот вчерашний боксер и странноватый экономист вполне мог воплотить свои политические мечты в реальность. И здесь Игорь Молотов словно призывает не мыслить штампами, навязанными с телеэкранов клише, ибо жизнь куда вкуснее подаваемого на телеблюде меню. И здесь содержится немое вопрос к политикам, которые подчас попадают в сети навязанных стереотипов и клише, будучи неспособными не просто выйти за флажки, но и взглянуть за оные.

Автор книги предлагает по-новому оценить действия некоторых политиков, их метания, странные заявления и политические ходы. И предлагает для этого несколько примеров, один из которых — повороты в судьбе одного из "сбитых летчиков" - Виктора Анпилова, который сегодня трудится советником у Владимира Жириновского.

Здесь я позволю себе привести пример из собственных наблюдений. Одной из ярких фигур Законодательного собрания Алтайского края был коммунист Игорь Вольфсон. После того, как ему не удалось стать депутатом в очередной раз, он с женой уехал из страны и несколько лет прожил в Израиле. В Израиле он, как обладатель российского гражданства, принимал участие в российских выборах. И голосовал, как ни странно, вовсе не за "родную" партию — КПРФ, а за либерал-демократов Владимира Вольфовича. Более того, многие известные оппозиционеры в свое время, столкнувшись с невозможностью найти работу, или отсутствием финансирования своих проектов, шли за поддержкой к Жириновскому. И очень многие получали и работу и поддержку. В общем, политика — не набор "пляшущих человечков" по заранее расписанной партитуре, а сложный и многоплановый процесс. И работа "Сбитые летчики" это убедительно доказывает.

У книги есть интересный и весьма интригующий подзаголовок - "История русского термидора". Еще одна бьющая в "десятку" находка автора в море формулировок. Молотов убежден, что приход Путина и очистка политического небосклона — процесс не случайный. "Русский термидор", который не мог не случиться - новинка в нашей политологической терминологии. Это явление правление Путина — пока еще слабо изучено. Автор предлагает свою версию оного и дает ему обозначение. Было бы неплохо, если бы это вызвало споры и дискуссии, ведь какого-то, пусть даже околонаучного обсуждения, сего явления пока почти не наблюдается. Оно и понятно — эмоции и соучастие в процессе тормозят осмысление, как это часто бывает.

Автор завершает работу на публицистической ноте, видимо, из желания поставить в конце многоточие, а не точку. Он не торопится чеканить формулировки. Болотная, последние думские выборы, парадоксальный, казалось бы, альянс националистов и ультралибералов. В общем, процесс идет. И для его понимания просто необходимо изучить и понять судьбы вчерашних героев. Тех самых "сбитых летчиков". Что и предлагает сделать Игорь Молотов.  

Редактор ЧВК-инфо Евгений Берсенев

Игорь Молотов: "Термидор это жестко, но модно"
Спецпроект "Русская дорога". Игорь Молотов: Эта книга пахнет портупеями и сапогами
Комментарии: 0