Для чего Россия возвращается в Африку?

В недавнем прошлом наша страна истратила в Африке уйму денег, пишет Руслан Горевой в "Нашей версии". Бесплатно учила их студентов в советских вузах, без счёта ссужала деньгами – почти всегда без отдачи, – дарила оружие для защиты от вчерашних колонизаторов, а если это не помогало, отправляла своих сыновей-военспецов на помощь.

Не счесть объектов, понастроенных там нашими инженерами. Но в начале 90-х Россия ушла, напоследок списав африканским странам почти все советские долги – миллиарды долларов. Хотя было бы справедливо "отбить" затраты, не так ли?

Мы уходили из Африки, как во времена войны уходили мужчины от женщин: унося с собой несколько дорогих сердцу книжек и смену белья, – налегке. Соседи по соцлагерю, восточные европейцы, делая что-то полезное для Чёрного континента, не забывали урвать для себя хоть шерсти клок – не гнушались даже бананами. В венгерских и югославских магазинах их было навалом. А в СССР это был дефицит, но отнимать питательные плоды у голодных африканцев у нас считалось дурным тоном. В самом деле, мы же им помогаем не ради выгоды, а из пролетарской солидарности. А вот что побудило российское руководство списать странам Африки почти все долги в 90-х годах и позднее, понять мудрено – пролетарскую солидарность к тому времени мы уже похерили. Без малого 30 лет назад мы ушли из Африки, и нагретое место тут же заняли американцы с китайцами. Но в отличие от нашей страны помогали они африканцам не ради красивых идей. Наши сменщики – что восточные коммунисты, что западные империалисты – подмяли под себя всё, что сулило им прибыль. От сельского хозяйства до добычи полезных ископаемых. Мы, значит, место грели, а они сели. Несправедливо!

"Сидят и кушают бойцы товарищей своих" 

Вынесенная в подзаголовок строчка – из шутливой "Песни ангольских партизан", которую распевали советские военспецы в Анголе на мотив песни "В лесу прифронтовом". Но это не важно – важно то, что этой весной глава МИДа Сергей Лавров неожиданно совершил большой африканский вояж, побывал в Мозамбике, Намибии, Эфиопии и Зимбабве. А начал турне с Анголы. И неспроста. В своё время наши военные обильно полили эту землю своей кровью. За 15 лет, начиная с 1975 года, там отслужили без малого 11 тысяч советских военспецов. А когда мы ушли в 1991-м, американцы с китайцами приступили к освоению ангольских недр. И немалая часть иностранных африканистов полагала, что русским в Анголу отныне дорога закрыта. Просчитались! А по какой причине – это особая история.

От португальского колониализма Ангола освободилась в 1975 году. Страну возглавил "большой друг СССР" товарищ Агостиньо Нето. Но, на свою беду, чересчур подружился он с югославами, с которыми у Москвы отношения были весьма не простые. В общем, советским врачам пришлось сделать ему операцию, которую товарищ Нето, ожидаемо, не перенёс. А у Кремля уже была наготове замена – товарищ душ Сантуш, отучившийся в Азербайджане и бегло говоривший по-русски, покладистый и понимающий. Эти два качества помогли ему править без малого четыре десятилетия кряду. Он и сейчас у руля – неформально, в ранге партийного гуру. Так вот, хотя русские давным-давно ушли из Анголы, уступив доходное место китайским товарищам и американским господам, корни-то пустить не забыли. Первую супругу душ Сантуша звали Татьяна Куканова. Их единственная дочь Изабель – нынче самый богатый человек в стране с состоянием 3,5 млрд долларов. Она возглавляет государственную неф­тяную монополию, контролирует крупнейшие в стране банк и телекоммуникационную корпорацию. При этом пять лет назад она получила российское гражданство. В общем, стоит ли удивляться, что российский бизнес легко подвинул китайцев с американцами, а, буде в том необходимость, без особого труда может вообще их схарчить. Понятно теперь, почему африканский вояж Лавров начал именно с Анголы? Там же наши люди!

В 1996 году Москва списала Луанде советский 5-миллиардный долг. Но не целиком – с условием, что 1,5 млрд долларов Ангола вернёт России в виде векселей через 20 лет. Время пролетело быстро. Теперь российские компании присматриваются к ангольским недрам, но не только. "Страны Африки активно проводят экономические реформы, – разъяснила управляющий директор по международному развитию Российского экспортного центра Анна Беляева. – Предстоят сложные изменения инфраструктуры, потребуется импортировать большое количество товарных позиций. Российскому бизнесу эта ниша интересна. И Ангола проявляет большую заинтересованность". Речь, заметьте, идёт вовсе не об оружии, а, в частности, о самолётах российского производства.

Игорь Стрелков (Гиркин), оппозиционный политик: "Наше возвращение в Африку – сомнительный, как мне представляется, "геополитический прорыв", который мне сложно спокойно и без эмоций комментировать. На территории Донбасса под огнём врага гибнут русские люди, а оружие и великолепно обученные специалисты едут воевать к чёрту на кулички в Экваториальную Африку, где у нынешней РФ не может быть государственных интересов, а у подавляющей части её населения – интересов экономических. Итог ясен заранее: "наши дорогие африканские друзья и партнёры" возьмут деньги, оружие и военспецов (многие из которых неизбежно погибнут или станут калеками), попользуются всем этим в своё удовольствие, а потом... "кинут" точно так же, как их папы "кидали" СССР. Какой же смысл во всём этом, спрашивается? Для государства и народа – никакого. Но "попилить и откатить" огромные деньги на военных заказах и поставках "специально подобранные люди", конечно, сумеют.

"Медведь забыл дорогу в лес и… в Африку полез" 

Парадокс, но на самом деле китайцы и американцы с французами вовсе не против российского присутствия на Чёрном континенте. Да, конкуренция наверняка их нервирует. Но безопасность всё же важнее, а сами они, как показала жизнь, в полной мере обеспечить её не могут. Недавно "Радио Свобода" со ссылкой на аналитика группы Conflict Intelligence Team Кирилла Михайлова опубликовало эссе на тему российского присутствия в Африке. И в нём эксперт неожиданно признаёт: "Если это будет какая-то, пусть даже не вполне легальная, эксплуатация местных природных ресурсов… все страны, присутствующие в регионе, Франция, Китай, прочие, будут готовы закрыть на это глаза. Ведь у них самих недостаточно сил для поддержания спокойствия во всех этих странах". Вот это поворот! А просто на Россию смотрят, как на умелого и опытного жандарма – вот и всё объяснение покладистому отношению наших "партнёров".

Взгляните на карту Африки. Сегодня российские военные советники осваиваются в Судане и Центрально-Африканской Республике. Не сегодня завтра появятся они и в Демократической Республике Конго – недаром Москва и Киншаса на днях реанимировали договор о сотрудничестве 20-летней давности. Итак, Судан, ЦАР, ДРК и Ангола – это толстенная диагональ от Красного моря на северо-востоке континента до Атлантического океана на юго-западе. Этакий центральноафриканский пояс. Который в ближайшей перспективе возьмут под охрану порядка 10 тысяч российских военспецов. Почему так задумано – об этом скажем чуть ниже.

Французы, к примеру, считают, что главная цель наших военных – "способствовать узурпации российским бизнесом сельскохозяйственного, горнодобывающего и энергетического сектора" ДРК (об этом, в частности, сообщало Международное французское радио RFI), а также алмазных копей и урановых залежей ЦАР. Это справедливо, но лишь отчасти. И ДРК, и ЦАР – недавние вотчины французов, откуда они сами предпочли ретироваться. Париж оказался не в состоянии обеспечить безопасность своих бизнесменов. В ЦАР французский военный контингент, по сути, расписался в собственном бессилии, будучи не в состоянии остановить кровопролитие (тамошние мусульмане повадились было резать христиан – по наущению саудитов). Но пришли русские, и всё сразу стихло. Установился шаткий мир. В котором французам, возможно, тоже найдётся место, но уже не такое тёплое, как раньше. Русские подсидели.

"В жёлтой жаркой Африке, в центральной её части…" 

Так всё же отчего Россия решила "освоиться" прежде всего в центре Африки? На то есть веские причины. Во-первых, Нигерия слишком увлеклась строительством трансафриканского магистрального газопровода через Марокко в Европу. Не то чтобы мы были сильно против, но было бы, согласитесь, неплохо, если бы при этом учитывались и российские интересы. Всё-таки Европа – это наш, а не нигерийцев традиционный рынок.

Но если нас нет в Африке, то для Нигерии мы соответственно не указ. А вот если мы где-то неподалёку, например в ЦАР, и при этом наша выучка и экипировка ни у кого не вызывает наивных иллюзий, то с нами, пожалуй, правильнее будет договориться.

Вот смотрите: в апреле 2015 года глава Минэнерго Новак по-хорошему предлагал нигерийцам помощь "Газпрома" в обеспечении поставок сжиженного природного газа в Марокко и "сопровождении проекта" строительства газового терминала. Не вняли. Им русским языком объясняют: оглянитесь вокруг, у вас же повсюду – запрещённые в России ИГИЛ (запрещенная в РФ организация) и "Боко харам". А сами вы точно не сможете обеспечить безопасность строительства и последующих поставок – так подвиньтесь немного! А в Абудже – ни в какую. Упёрлись. Понятно, китайцы ведь вбухали в неф­тянку Нигерии порядка 4 млрд долларов и нипочём не желают никакого партнёрства. Но теперь им, поди, придётся трижды подумать. Европейская пресса негодует – это-де рэкет! А мы говорим – равноправное партнёрство. Разве нет?

Вторая причина для российского военного "опоясывания" Африки также сугубо экономическая. В начале 80-х годов в засушливой Ливии неожиданно обнаружились залежи артезианской воды – четыре огромных подземных резервуара объёмом примерно 35 тыс. кубических метров. Стране этих запасов хватило бы на 5 тысяч лет. Но ливийский лидер Муаммар Каддафи был человеком щедрой натуры и вознамерился поделиться богатством с другими странами Чёрного континента, изнывающими от безводья. По его замыслу водоводы должны были протянуться как раз до стран, которые, условно говоря, входят теперь в зону российского "чёрного пояса", и превратить Африку в цветущий оазис. Общая стоимость проекта изначально оценивалась в 25 млрд долларов, и работы должны были завершиться ещё в 2015 году. Но за четыре года до окончания проект заглох – из-за "арабской весны". С тех пор ситуация в стране так и не устаканилась, но тем не менее у верховного главнокомандующего вооружёнными силами Ливии Халифа Хафтара с недавних пор появились планы касательно возрождения "великой рукотворной реки – восьмого чуда света". Хафтар целенаправленно выстраивает с Москвой партнёрские отношения, получает наше оружие (и, как пишут западные издания, вскоре сможет рассчитывать и на помощь российских военспецов, вопрос, мол, решённый), лелея надежду, что наши штыки обеспечат безопасность будущего строительства. Реализация проекта сулит немалые прибыли, так что появление российских военных (или представителей ЧВК – не суть важно) в центре Африки, учитывая вышесказанное, весьма своевременно.

Возвращаем потраченное впустую

Но вернёмся к весеннему вояжу Лаврова. Про Анголу было сказано выше, Мозамбик нам предоставляет свои порты – причём не только для гражданских, но и для военных судов. Визит в Зимбабве вызван повышенным интересом российского бизнеса к разработке скрытых залежей золота, платины и алмазов. Кстати, если нашим странам удастся освоить платиновое месторождение Дарвендейл, предположительно третье в мире по объёму залежей, Россия может стать лидером на мировом рынке платины, уверяют эксперты. Эфиопия – единственная в Африке православная страна, к ней интерес особый, но, увы, бескорыстный. А вот Намибия – к чему нам она? И мы совсем было позабыли о Судане, входящем в "чёрный пояс". Что им от нас нужно и что нам – от них?

Россия может много чего в этих странах построить. Намибия крайне заинтересована в гидроэлектростанциях. А в перспективе – и в АЭС, но в этом вопросе пока окончательной ясности нет. А ещё нигерийцы готовы закупать в нашей стране продукты питания – пшеницу, молочные продукты, мясо птицы. Нас же прежде всего интересуют богатейшие нигерийские урановые рудники. В геологоразведку, правда, придётся вложить довольно крупную сумму – специалисты говорят о миллиарде долларов. Но оно того стоит. А с Суданом ещё интереснее. Там тоже ждут помощи российских инженеров и строителей – хотят построить заводы по опреснению морской воды на базе ядерной энергетической установки (это российское эксклюзивное ноу-хау). Ещё Хартум заинтересован в строительстве АЭС. И вот тут – интрига. Летом 2016-го начать строить её должны были китайцы. Пекину важно было заполучить этот подряд, ведь джунго уже немало вложили в Судан (построили трубопровод, реконструировали морской порт) и рассчитывали в этой стране окончательно пустить корни. Но тут появились российские партнёры, и в декабре прошлого года, неожиданно для Поднебесной, "Росатому" удалось перехватить перспективный проект. То, что мы натянули китайцам нос, наверное, нехорошо, но африканская экспансия – жёсткая игра: или ты, или тебя. Опять же небольшая шпилька от Москвы Пекину за нигерийский газовый пинок.

Советский Союз тратил на африканские страны баснословные средства – миллиарды долларов. В пересчёте на нынешний курс – десятки миллиардов. И в итоге остался ни с чем. Теперь на Африку тратят деньги Америка и Китай. Вашингтон в этом веке раскошелился на 75 млрд долларов, но Пекин его переплюнул: только в прошлом году Чёрному континенту перепало 100 млрд долларов китайских кредитов и инвестиций. Россия же, по сути, только списала советские долги – порядка 20 миллиардов. И в прошлом году посулила – устами премь­ера Дмитрия Медведева – ещё 2 млрд на развитие торговли. Миллиард грозилась вложить АЛРОСА два года назад (неизвестно, вложили его или нет), чуть более миллиарда инвестировали ЛУКОЙЛ и "Ренова". Полмиллиарда – "Газпром". Ещё полтора – "Русал". В сравнении с американцами и китайцами, прямо скажем, не густо. При этом доходы российских компаний превышают инвестиции в разы. Выходит, мы больше не тратим на Африку денег впустую, мы на ней только зарабатываем. Собственно, а почему бы и нет?

В феврале 2018-го парижская газета Le Monde написала: "Кремлю потребуется около 20 лет, чтобы постепенно вернуться на африканский континент, но не с идеологией, а с контрактами". Не угадали французы – Россия уже вернулась.

Кстати

Как выясняется, наша страна оказывает странам Африки не только военную, экономическую и гуманитарную, но и особого рода помощь. Как сообщают зарубежные издания, на Чёрном континенте особым спросом пользуются российские политтехнологи. Они уже "засветились" в ЮАР, Кении и на Мадагаскаре, причём довольно успешно. Пишут, что курирует африканское вторжение отечественных пиарщиков якобы политтехнолог Ярослав Игнатовский, а "стратегические решения" принимает близкий к Кремлю бизнесмен. "Возможно, – сообщает "Радио Свобода" – они также нацелились и на Нигерию, Ливию, Зимбабве и Чад".

Комментарии: 0